Премьера оперы «Казаки» Ширвани Чалаева

Sh. ChalaevПоздравляем нашего дорогого Ширвани Рамазановича с премьерой оперы «Казаки»!

Этому событию посвящена беседа-интервью с композитором, которую подготовила Татьяна Неровня.

Мнения и интервью
Ширвани Чалаев: «Творить нужно только тогда, когда от этого испытываешь ликование и не думаешь о материальной составляющей»

(НИА «Нижний Новгород» — Татьяна Неровня) Автор музыки к опере «Казаки» в Нижегородском театре оперы и балета рассказал, как создавалась музыка к произведению, шла подготовка к спектаклю и о том, сложно ли сочинять музыку

Ширвани Рамазанович, расскажите об истории создания музыки к опере «Казаки», которая будет в первый раз в мире поставлена на сцене нижегородского оперного театра?

— В 2003 году была поставлена моя опера «Хаджи Мурат» (также по повести Льва Толстого). И тогда мой друг — директор музея на Пречистенке в Москве Виталий Ремизов, который тоже защищал докторскую по «Хаджи-Мурату», организовал серию концертов с моей музыкой. Она заинтересовала в том числе и директора Омского оперного театра, который попросил меня написать музыку к повести «Казаки». Было очень сложно, я не знал, как подступиться к работе, но однажды мне попалась в руки книга под названием «Песни ветров». И там я встретил строчки: «Не ворона-ворониха чертит в снежном небе след, обещает мне не лихо, обещает 300 лет». Знаете, бывает так, что что-то читаешь и тебя потрясет до глубины души пара строчек. Этот образ родил во мне воспоминания о родине, о Дагестане, о том, как стаи воронов облепляют деревья в городах Кавказа. В этом есть что-то тоскующее, красивое. И я тут же начал писать. В итоге оперу я написал довольно быстро, за 24 дня. Посылаю ее директору Омского театра, который все это и заказывал, а он молчит месяц, два, три, а потом пишет, что я его разочаровал, потому что он хотел мюзикл. Я ему говорю: «Ты вообще «Казаков» читал? Какой еще мюзикл?». Пришлось ему взамен отправить произведения «Поручик Тенгинского полка». Я тогда немного расстроился, понял, что это дань времени: все хотят хохотать, смеяться, ликовать. Я всегда вспоминаю произведение Лермонтова, где он говорит: я жить хочу, хочу печали. А сейчас печалиться никто не хочет. Но тот же мой друг из музея организовал концертную запись готовой оперы, а позднее ко мне обратились из вашего театра. В мой дом приехала целая делегация. Я ни разу в жизни не видел, чтобы меня кто-то слушал так, как директор Нижегородского оперного Анна Дмитриевна. Кому-то, кто относится к жизни чуточку серьезней, чем большинство людей, моя музыка показалась созвучной. Мы быстро решили, что будем ставить «Казаков» в Нижнем Новгороде.

Для вас имеет значение, в каком городе ставится спектакль с вашей музыкой?

— Честно говоря, меня порадовало, что «Казаки» будут ставиться в Нижнем, потому что тема актуальная — по Волге казачества много. Я очень рад, что спектакль будет идти именно здесь. Горький, а потом Нижний Новгород всегда считался городом невероятно высокой культуры, со своей консерваторией, множеством театров. Да, мне очень дорого, что мировая премьера состоится здесь.

Как актеры справились со своей задачей?

— Пока я работал с актерами, я наблюдал редкое явление: оба состава для спектакля в равной степени интересны и очень сильны, как актеры и исполнители, один лучше другого. Я счастлив, что к происходящему каждый из участников процесса относится с большим пониманием и азартом.

Произведения Льва Толстого объемны и сложны. Кажется, что под них достаточно сложно писать музыку. Откуда Вы черпаете вдохновение?

— Тут даже вопрос не встает о том, как именно и где. Произведения Толстого — они все о воле, человеке, тоске, храбрости и красоте человеческого духа. Каждое слово у него на своем месте! Его образы настолько глубокие, что только успевай это фиксировать и превращать в ноты. У меня никогда не было проблем с вдохновением, если это касалось произведений Толстого. Зачастую русские люди не фиксируют, насколько велик Толстой в своем творчестве, всем кажется, что это простые слова, а в этой простоте кроется непостижимая глубина. Автор поднимает на огромную высоту историю маленького народа – аварцев, живущих в Дагестане. Этот маленький народ становится носителем большой идеи непротивления и гуманизма. Это история о том, что нельзя построить мир на крови и войнах, что нас сможет объединить только язык искусства и красоты.

Есть ли у вас роль в этом спектакле?

— У меня нет никакой роли, просто через меня режиссер пытается донести звук, голос народа. Это как эхо. У него нет конкретного автора. Но в нем звучит потаенная грусть и красота. Я исполняю в самом начале спектакля только маленькую вокальную партию.

Что чувствует автор, когда его творение находит сценическое воплощение?

— Бывает ликование, когда пишешь, а когда его реализовывает кто-то другой, пусть даже красиво и талантливо, почти никогда не чувствуешь радости, есть усталость и опустошение. Самый лучший момент — тот, когда ты зафиксировал ноты, поставил точку, а дальше уже судьба сама распорядится произведением. Всегда есть странное чувство печали, но это даже неплохо, потому что счастье ценнее, когда оно оттеняется печалью.

СПРАВКА:
Ширвани Чалаев — композитор, народный артист Дагестанской АССР, заслуженный деятель искусств РСФСР, Народный артист РСФСР. Родился 16 ноября 1936 года в с. Хосрех Кулинского района Дагестанской АССР. Выпускник Махачкалинского музыкального училища. В 1964 году с отличием окончил Московскую государственную консерваторию по классу композиции, а в 1968 году — аспирантуру. Был председателем правления Союза композиторов Дагестанской АССР. Является автором гимна Дагестана.
Источник: https://www.niann.ru/?id=482461

  • София Шнайдер

    Самое интересное что случились еще два музыкальных события в эти дни — уход из жизни Андрея Эшпая и день рождения Александры Пахмутовой (86 лет). Все это тоже очень интересно. А Эшпая жалко…