К 100-летию композитора Никиты Богословского

Никита Богословский

Из интервью:
— К чему вы питаете наибольшее отвращение?
— К бездарности, которая гримируется в творца. Когда эта бездарность настойчиво, всеми способами внедряется, используя приятельские отношения, подкуп, вот это омерзительно.

О нём я всегда знал, что он талантливый композитор-песенник. Из всего его наследия, самым большим достижением считаю песню «Тёмная ночь». Она и сегодня пробивает меня до слёз. Когда ещё не знал в лицо (живьём) её автора, он мне представлялся довольно-таки серьёзным товарищем. Но оказался в жизни забавным и очень остроумным человеком!
Коллеги по Союзу композиторов РФ мне немало историй поведали о его знаменитых розыгрышах. Это было и смешно, и грустно. Смешно, потому что остроумно всё делалось, а грустно, от того, что было очень жаль «жертв» его розыгрышей, среди которых — известные деятели искусств.

Но это уже в прошлом. Я предлагаю почитать несколько выдержек из его интервью. Надеюсь, будет интересно.

«Поскольку я родился в 1913 году, то успел много сделать: в три года начал с отвращением заниматься музыкой, а в 10 лет с удовольствием учился у А. К. Глазунова. В результате: около 200 песен, несколько опер, оперетт, симфоний… А еще семь книг юмора!»

— Скажите, а как живут сейчас композиторы?
— Хорошие — очень плохо. Благоденствуют, как правило, халтурщики и ремесленники. Настоящие же вынуждены преподавать в школах, давать частные уроки.
Раньше если я исполнял песню на телевидении, то получал какие-то деньги. А сейчас порядок изменился: оказывается, я еще должен заплатить за исполнение собственной песни. Рассказываю об этом зарубежным коллегам — не верят, говорят — быть такого не может.

— Настолько изжились, что вы даже мэру пожаловались?
— Было такое дело, отправил Юрию Михайловичу Лужкову стихотворное послание:
Оплачивать квартиру денег нету.
И, видимо, не будет никогда.
Назвали моим именем планету.
Быть может, переехать мне туда?

— Планета — это всерьез?
— Она называется «Богословский» и имеет номер — 3710. Название утверждено Российской академией наук.

— Как отреагировал Лужков на ваше послание?
— Своим. Тоже стихотворным:
Останься здесь, прошу тебя, Никита.
Не улетай, поверь на слово мне,
Когда есть все причины быть сердитым,
Творцам необходима сдержанность вдвойне.
Вам тяжело, и мы от горя разве что не пьем.
Однако, силы черпая в талантище твоем,
Я убежден, что трудности любые мы пройдем.
А если что не так, то полетим вдвоем.

Денег в конверте я не обнаружил, но ответу порадовался. Если у мэра не пропало чувство юмора, значит, дела наши не так уж плохи.

  • У Богословского 8-я симфония называлась «Последняя». Девятую, вспомнив великих классиков, он побоялся писать. Но только из-за этого, насколько мне известно, у него после 8-й симфонии не было песен…